Н Е И З Б Е Ж Н О С Т Ь

Лазурная дымка окутывала песчаный берег Магамути. Над зеркальной поверхностью озера застыл маленький мальчик. Он удивленно смотрел в прозрачность воды и о чем-то думал.

- Ты сегодня видел солнце? - спросила, наклонившись, грузная женщина, которую звали Неизбежность. Её пряди длинных волос серебрились на обнаженных плечах и, извиваясь, опускались в воду.

- Да,- ответил маленький мальчик, поднимая на нее прозрачные, как вода глаза. Он, как будто очнувшись, медленно выпрямился, посмотрел в даль, и, отойдя от воды, присел на еще теплый песок.

- Я его видел, - продолжал он, - оно плескалось в небесном море, состоящем из памяти мира, выплескивая на поверхность, сгнившие одежды предков, и заставляя их одеваться заново на маленьких детей, пока разлетевшийся на куски ветхий материал не превращался в пыль, облепляющую землю.

Неизбежность прикрыла свои уставшие веки, потом перевела взгляд на угасающий небосвод и присела рядом,  вспоминая о чем-то важном, но давно забытом.

Она доподлинно знала, что было солнце. И под солнцем неизменно что-то рождалось, жило и умирало. И это приводило в движение некие механизмы Вселенной, именно этот круговорот, рождений и смертей, незримо был подобен вечным часам, которые ни на минуту не прекращали свое роковое движение. Они начинали тикать, как только ребенок появлялся на свет, будто взрывной механизм, заложенный уже в самой утробе матери. И когда приходило время, то звучал сигнал и раздавался взрыв, сокрушающий нечто, воспринимающее внутри существа и вынуждал его рождаться заново, заставляя проходить опять одни и те же муки, пока это существо наконец-то не осознает всю тщетность бытия и не попытается выскочить за границы этого порочного круга.  И Неизбежность смотрела своими большими грустными глазами на малыша и знала, что разрушительная сила смерти уже начинала свой отсчет. Но каждый малыш хотел быть счастливым. Он не хотел даже думать, что с первым вздохом он уже вступил на ужасную дорогу к смерти. Пройдет еще много времени, когда он будет усиленно не замечать тикающего механизма. Но Неизбежность всегда будет стоять за его спиной и спрашивать: "Ты сегодня видел солнце?"

Но этот мальчик был другой.

- Сегодня был день, и было солнце, это значит, что на одно солнце в твоей жизни стало меньше… - прошептала женщина ему на ухо.

- Оно ушло и стало моим прошлым, - тихо ответил мальчик, разгребая ладонью теплый песок.

- Но прошлое - это лишь опыт, который накапливается и заставляет либо страдать, либо становиться мудрее. А будущее - это лишь то, что еще не стало опытом, и, следовательно, твоей собственностью.

- А что такое настоящее?

- Настоящее, это то, чем мы ежеминутно пытаемся овладеть.

- И нет некого промежутка, где бы отсутствовало и то и другое?

- Нет, - покачала головой Неизбежность.

- А если я захочу быть вне времени и пространства?

- Время, Пространство… Но ведь это совершенно необходимые вещи! - возразила женщина.

- Они необходимы для тебя, потому что, без них ты не сможешь существовать, а для меня это может стать шансом, успеть выключить тикающий механизм.

- Ты знаешь о тикающем механизме? - удивилась Неизбежность.

- Да, я прочитал это в твоих глазах, - беспристрастно ответил мальчик.

- Но зачем тебе хочется его выключить?- лицо её вытянулось, и подбородок упал на колени.-  Ведь тогда ты не сможешь наслаждаться жизнью, есть вкусную пищу, любить женщин и создавать шедевры, в которых возвеличится твое имя?

- Потому что, игра по твоим правилам имеет несколько неудобств.

- Какие?

- Ну, например, это человеческое тело.

- Почему тебе не нравится твое тело? - глаза её округлились.- Ведь это так здорово иметь тело, которое можно перемещать в пространстве вместе со всем его содержимым: мясом, костями, кровью, потом и экскрементами. Как это прекрасно, когда красивое детское лицо превращается в сморщенное яблоко, кожа со временем обвисает и превращается трясущуюся массу. Как хорошо, когда тело, которое некогда пахло молоком матери, начинает  издавать гнилостный запах, и из него исчезают силы. Как забавно ухаживать за своим телом, одевать его в модную одежду, чистить кишечник  и  кормить, когда приходит время принимать пищу.

- Нет, - запротестовал мальчик, - оно слишком тяжелое, хрупкое и болезненное. Оно подчиняет мою жизнь и заставляет тратить драгоценное время на его обслуживание и удовлетворение всевозможных бестолковых желаний.

Мир полон этих тел. Я устал от безжалостных улиц, ликующих мясом, потом и голосом. Не надо тяжелой материи, которая душит сияющий свет разума и души. Не надо тел, что растут, разлагаются и воняют, если их перестать мыть и прыскать дезодорантами.

Я хочу тишины безмолвия.

- Зачем? - спросила Неизбежность.

- Чтобы избежать тебя.

Мальчик встал с песка, отряхнул хлопковые штанишки, и когда выпрямился, то стал юношей. Набежавший ветер дунул ему в лицо, и темные густые волосы разлетелись в стороны. Глаза смотрели спокойно и прямо. Он обернулся к женщине и продолжил:

- Раньше, я уже пытался это сделать. Но тогда  ошибся. Надо было просто позволить тебе быть, а не закрывать глаза, делая вид, что тебя не существует.

Но тогда моё существо хотела утонуть в прекрасном чувстве. И это чувство было везде, в мягких руках матери, в добрых глазах друзей, в запутавшихся прядях любимой. Но мать умерла и забрала с собой свои нежные руки, которые в минуты печали укрывали меня. Друзья изменились и стали врагами, а любимая  полюбила другого мужчину, и даже сама мысль о ней, стала ненавистна моему сердцу. И я понял, что все, что чувствует моя душа, не имеет никакого смысла, а только лишь терзает моё сердце.

- Ты думаешь? - опять удивилась Неизбежность и забрала подбородок с колен.

Юноша поднял горсть песка и кинул в небо. Он смотрел в это синее пространство и становился мужчиной. Потом, немного помолчав, как бы раздумывая, он обернулся и пошел обратно. Присев на то место, где сидел мальчик, он подмигнул женщине, и, обняв её правой рукой, весело сказал:

- Да, конечно, думаю и пытаюсь разумно жить. Но жизнь заставляет меня идти против здравой логики. И я понял, что эта война не прекратится никогда, пока я не перестану пытаться жить разумом.

Моё сознание отражало тот мир, в котором я жил. Людей, которые меня учили получать из тела удовольствия, и людей, которые заставляли за это платить. Я понял, что мой разум не отражает истинности моей души, он является лишь продуктом накопленной  информации окружающего мира. И эта информация контролировала  мои поступки и навязывала мне выдуманные роли. Я бегал искать спасительный "Орбит" от кариеса и боялся отстать от имиджа преуспевающего человека. Но была ли в этом хоть толика ценности, чтобы ради нее жертвовать своей драгоценной жизнью? Жизнью, в которой я получил право изменить ход устоявшихся вещей, навязанных обществом. Но я все равно каждый день бегал на работу и изобретал капроновые чулки для женщин, чтобы их кто-нибудь хотел затащить в постель. И мысли мои менялись, согласно изменению условий, в которых  находился мир.

Я думал, и моя голова превратилась в машину для думанья. Мысли стремительно двигались по конвейерной ленте, неизбежно вызывая эмоции и страдания, и каждый раз они были разные. Было невозможно  остановить этот поток и отдохнуть в тишине. И я понял, как ценно желать тишины мысли.

- Но законы жизни не позволяют этого делать, - укорила его Неизбежность.

Мужчина как-то обмяк, немного ссутулился, постарел, и  глаза его засветились теплым добрым светом. Его изборожденное морщинами лицо имело благородные очертания, и седые волосы трепал налетавший ветер. Он погладил рукой свою бороду и произнес:

- Закон - это то, что придумали глупые люди, беспомощные перед своей судьбой и несчастные в своей слепоте и глухоте. Носит их души ветер непостоянства от  света небес до ужасов тьмы, проявляя явления, похожие на постоянно пересыпающийся песок, который есть одно и тоже. И не является ни чем иным, кроме иллюзии.

 

Моё тело грязно

Мои чувства - источник страданий

Мои мысли - непостоянны

Закон (фиксированная) идея - не есть Я

 

Поэтому  когда-то маленький мальчик захотел стать пустым.

 

Пустым, не имеющим ни формы, ни признаков, ни содержания.

Пустым, как это синее бездонное небо.

Пустым, а значит огромным, как эта безбрежная Вселенная.

 

Неизбежность посмотрела на него своими огромными глазами и, улыбнувшись,  растаяла в прибрежной лазури Магамути.

/Елена Кшанти/

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.